Как мы лишились производства?

Отказ от системы планирования и защиты госпредприятий

В 1992—1994 годах, в отсутствие новой законодательной базы и в условиях свободного (ручного) управления, государство напрочь отказалось от системы планирования и защиты тех предприятий и отраслей, которые полностью принадлежали именно государству и где тогда работало до 90 процентов населения страны.

К этому добавился вынужденный переход, вслед за Россией, к работе в условиях разрыва экономических связей при отсутствии конверсионной политики и декретного, принудительного установления мировых цен на энергоносители и сырье, в результате чего почти половина национального производства скоропостижно скончалась. Упали заработная плата первую очередь по приборостроению, электронике, отраслям тонкой технологии — основе ВПК и научному базису страны.

Потом, снова декретным путем, в принудительном порядке, была либерализована вся внешняя экономическая деятельность: сняты таможенные пошлины для всех совместных предприятий, в том числе и тех, кто не имел инвестиционного капитала, а вел лишь торговую деятельность, ввозя без пошлины свой товар. Замечу, что своих товаров у нас в тот период было достаточно. И в том числе продуктов сельскохозяйственного производства. К тому же параллельно были установлены просто удушающие, нереальные налоги на собственного производителя, которые очень скоро составили почти 110 процентов «веса» зарплаты в стоимости изделия и которые легли непосильным бременем в ценообразовании и в борьбе за рынки сбыта.